О личности и индивидуальности
Юрия Михайловича Орлова (16 апреля 1928 г. - 11 сентября 2000 г.).

     

 

 

 

 

А непосредственное знакомство с Юрием Михайловичем состоялось осенью 1996 года.

Тогда я работала над своей кандидатской диссертацией, в которой собиралась использовать сформулированное Ю. М. Орловым понятие мотивационного синдрома, причем, совсем в иной трактовке.  Набравшись храбрости (или нахальства?),  я обратилась к Юрию Михайловичу

с вопросом, не будет ли он возражать против новой трактовки обоснованного им понятия.

«Моя диссертация десять лет лежит в Химках, ты первая, решившаяся вытащить это понятие! Трактуй, как хочешь!», - сказал Юрий Михайлович, даже, как будто, удивившись, чего это мне вздумалось спрашивать его о такой малости. А вскоре мне выпал счастливый случай – Юрий Михайлович оппонировал мою диссертацию. Как я тогда тряслась: что-то скажет классик в области психологии мотивации в своем отзыве?!

Ю.М.Орлов сделал замечание: слишком много методик, - говорит, - взяла, хватило бы и половины.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото из моего личного архива

20 февраля 1997 г

Как-то в перерыве одного из заседаний диссертационного совета, куда я была приглашена как автор отзыва на работу соискателя, Ирина Алексеевна Зимняя сказала мне: «Орлов, видите, сидит один! Быстренько идите и побеседуйте с ним!» Я, конечно, струхнула, но деваться некуда, пошла.

Какое счастье, что Ирина Алексеевна отправила меня развлечь его беседой! На мое приветствие Юрий Михайлович ответил весьма тепло, и тут же спросил: «Почему ты мне не звонишь?!»

Я чуть в обморок не свалилась от неожиданности. «Ладно, - говорит, - давай телефон, я сам тебе позвоню». И позвонил прямо с утра на следующий день. Потом мы часто созванивались и очень подолгу разговаривали. Мне посчастливилось работать вместе с Юрием Михайловичем

в Шолоховском университете, в Институте проблем сознания. Причем, в Шолоховский пригласила

его я - читать курс психокоррекции и психотерапии, а в Институт проблем сознания, директором которого был Юрий Михайлович, пригласил меня он - вести группы саногенного мышления.

Мы то и дело приглашали друг друга к сотрудничеству! Я приезжала к Орлову на кафедру

в медицинскую академию им. И.М. Сеченова, и он рассказывал, рассказывал, рассказывал... Рассказывал о своей психотерапевтической системе – системе саногенного мышления.

«Наш ум, - подчеркивал Ю.М.Орлов, запускается в действие простым стимулом – вопросом!

Именно от содержания таких вопросов, зависит то, как  мыслит человек –  патогенно

или саногенно». Я при любой возможности ходила на его лекции. И училась методу саногенной рефлексии и в академическом смысле – на лекциях и семинарах, и в живом общении с создателем метода, автором психотерапевтической системы. Мне вообще в жизни невероятно повезло

на учителей. Одним из тех Учителей, коих не бывает в жизни много, стал для меня Юрий Михайлович. Он был гениальным  супервизором, которому есть дело до мелочей в консультативном процессе, и который из этих самых мелочей мог научить выстраивать цепь рассуждений, приводящих пониманию главного. Обучение методу из первоисточника и под руководством его автора - что может быть лучше! 

       С ним можно было говорить свободно, он был «доступен» для студентов, аспирантов, коллег.

У него не было ортодоксальной убежденности в исключительности собственных воззрений.

Его суждения были лишены категоричности и догматизма. Юрий Михайлович приветствовал развитие научных подходов, теорий и понятий, в том числе сформулированных им самим.

Он не боялся делиться идеями, и делал это с удовольствием. Ему было чем делиться. Он рождал идеи в режиме импровизации, непосредственно в живом общении, будь то беседа, лекция или доклад.

          Юрий Михайлович всегда и всем говорил «ты». И академикам, и студентам, и друзьям,

и знакомым. Это был его стиль. На него не только не обижались за такое обращение, но чрезвычайно высоко ценили возможность близко беседовать с человеком и ученым такого масштаба.  При этом Орлов был потрясающе интеллигентен. Такое удивительное эклектичное и совершенно органичное сочетание.

          На кафедру к Юрию Михайловичу часто приходили студенты и аспиранты, - обсудить ход исследования. Юрий Михайлович всегда был гостеприимен и галантен. Дамам он помогал снять пальто, и всех без исключения угощал чаем с печеньем и конфетами. Он был рад встречам с людьми. У него почти всегда было отличное настроение. Он был ироничен и остроумен и, вместе с тем, внимателен. Его консультации помогали начинающим исследователям не только осмыслить

и обобщить собранный ими материал, но почувствовать кураж и удовольствие от самого исследования.

          Когда на заседаниях диссертационного совета говорил Ю.М.Орлов, сразу все «просыпались», если кто успевал задремать, стихали реплики в сторону, аудитория начинала активно внимать. Юрия Михайловича невозможно было не слушать.  Он говорил удивительно просто –  о сложном. Он был начисто лишен пафоса. Он не вещал, и не декларировал. Он разговаривал с аудиторией.

        Слушать Юрия Михайловича было удовольствием еще и потому, что он никогда не рафинировал то, о чем повествовал. Он не сосредоточивал внимание слушателя на описании одних лишь успешных эпизодов из своей профессиональной деятельности. Рассказывая о случаях

из собственной консультативной практики, нередко подробно описывал испытанные им тупики. «Сижу как дурак целый час, и не понимаю, в чем тут дело!», - произносил он, описывая консультацию по поводу неясной природы аутизма ребенка. «И тут, - продолжал он, - до меня дошло! И я задал клиентке такой вопрос…» Тем самым Ю.М.Орлов учил не бояться интеллектуальных тупиков, демонстрируя на конкретных примерах, что решение всегда найдется, если его искать,

и задавать себе все новые и новые вопросы, выстраивая и проверяя новые гипотезы. Юрий Михайлович внушал надежду, и у него учились становиться исследователями именно в процессе проверки таких интеллектуальных тупиков. Он не боялся ошибаться, и учил других этому.

          Юрий Михайлович, возможно, первым из отечественных психологов стал обладателем мобильного телефона, который он получил в подарок от одного из клиентов, считавшего для себя совершенно необходимой возможность связаться со своим психологом в любое время.

Юрий Михайлович приводил этот пример для иллюстрации выраженной мотивации клиента

к оздоровлению – преодолению зависимости от наркотиков.

          «Знаешь, почему мои книжки читают с удовольствием и профессора, и домохозяйки?», - любил спрашивать Юрий Михайлович. Тут я должна была спросить: «Почему?» И я, конечно, спрашивала! Тогда Юрий Михайлович говорил: «Потому что я точно раскрываю механизмы психического, и потому что я пишу так просто, что даже человек без специального образования все сразу понимает. Ю.М.Орлов иронизировал над «жаргоном» психологов, перегруженным терминологически,

и в то же время объяснял любой психологический феномен или явление с убедительной простотой. Во время лекций он часто подчеркивал: «Это удивительно просто!».

           Как-то я предложила двум студентам, пропустившим много занятий по психотерапии,

в качестве «отработки» прогулов, прочесть книгу Ю.М.Орлова «Восхождение к индивидуальности», не очень, впрочем, надеясь, что они озаботятся выполнением задания. К моему изумлению, парни не только прочли книгу, но были очарованы ее содержанием и восторженно говорили: «Ну, вообще…! Это книга для жизни!». Книгу стали читать не только прогульщики, и не в качестве «отработки», - интерес оказался «заразен».

        Вообще, как я теперь думаю, Юрий Михайлович был гедонистом. Он все делал с удовольствием. И учил других этому. «Одно из самых сильных удовольствий, - часто говорил Юрий Михайлович, - дает процесс познания, но многие люди не знают этого удовольствия». И Орлов заражал окружающих, индуцировал им (как сказал бы он сам) гностические эмоции: удивление, сомнение, радость научного поиска.

         Юрий Михайлович Орлов – создатель психотерапевтической теории – уникальное явление

для отечественной психологии,  принимая во внимание ее масштаб, – называл себя консультирующим психологом. Забавно, в этом контексте, бывает слышать, как выпускники

(а порой даже и студенты) факультетов психологии, надувая щеки, именуют себя психотерапевтами и сообщают окружающим, что ведут «прием». А сами, между тем, считают исследовательскую деятельность совершенно лишней в работе практикующего психолога. 

       Его личное обаяние было огромным. Волновой эффект, созданный порой одной фразой Ю.М.Орлова, продолжает усиливаться со временем. Такой эффект последействия. Вот почему интерес к созданному Ю.М.Орловым растет – и не только среди специалистов. Популярность саногенного мышления возрастает, эмоциональное здоровье становится ценностью

для все большего числа людей.   

         Юрий Михайлович сам издавал свои книжки – в цветных обложках, небольшие по объему,

как ученические тетрадки, каждая книжка – лекция. Вот такие.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     

         

 

А курс саногенного мышления Ю.М.Орлов «упаковал»  в такие вот брошюры.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ю.М.Орлова часто называли создателем русского психоанализа. Кажется, это ему нравилось.

Но не слишком. Юрий Михайлович использовал понятие психоанализа в расширительном значении – как анализ психического. В таком понимании вся психотерапия анализирует психическое. 

     Иногда Орлова обвиняли в приверженности бихевиоризму – в советский период «методологически чуждому» направлению психологической науки.

          - Юрий Михайлович, Вы что – бихевиорист?

          - Ну, конечно! – отвечал с улыбкой Орлов.

          Ю.М.Орлов был бихевиористом ровно настолько, насколько совпадает предмет исследования

в созданной им системе психотерапии и в бихевиоризме. Ю.М.Орлов – когнитивист, прежде всего. Его имя вписано в историю разработки основных направлений когнитивно-бихевиоральной психотерапии. Становление и развитие когнитивно-бихевиоральной психотерапии представлено, прежде всего, тремя ее создателями: А.Эллис, А.Бек, Ю.М.Орлов. В пятидесятые годы прошлого века Альберт Эллис создал рационально-эмотивную психотерапию; в шестидесятые  Аарон Бек  – когнитивную психотерапию депрессии; в восьмидесятые Юрий Михайлович Орлов  – систему саногенного мышления. Здесь кто-то из ревнителей данного направления психотерапии воскликнет: «А как же Д.Мейхенбаум, Дж.Крамбольц, А.Лазарус, Дж.Вольпе..!?» Конечно, список авторов, внесших вклад в развитие когнитивно-бихевиоральной психотерапии, можно продолжить. Однако, если принять во внимание масштаб разработанных теорий, становится понятно, почему здесь названы лишь три имени.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эту книжку мне подарил Юрий Михайлович, - с пожеланием научить других не обижаться, что  я и делаю уже много лет.

И вот теперь - Институт саногенного мышления. Орлову понравилось бы.

 

          Ю.М.Орлов, в отличие от своих предшественников (А.Эллиса и А.Бека), объяснивших наличие связи между мышлением, поведением и эмоциональным здоровьем, раскрыл механизмы этой связи.  Ю.М.Орлов теоретически обосновал и экспериментально доказал механизмы порождения  

и исправления ошибок мышления  (когнитивных искажений, дисфункциональных убеждений -

по А.Беку, иррациональных взглядов - по А.Эллису). Юрий Михайлович Орлов разработал механизмы перехода от патогенного мышления, приводящего к болезни, к мышлению саногенному, меняющему обыденную философию жизни, оздоравливающему личность, высвобождающему психическую энергию, связанную в травматичных переживаниях, - для достижения внутренней свободы

и восхождения к индивидуальности. Проблема взаимосвязи мышления и поведения рассматривалась и в других направлениях психотерапии: в психоанализе (К.Хорни, например), в логотерапии (В.Франклом), в современной гештальт-терапии (Дж.Энрайтом). Содержательное обобщение этих подходов и психотерапевтической системы, созданной Ю.М.Орловым, являет собой перспективу продолжения исследований и прикладных разработок современной психотерапии. Вот почему слова Ю.М.Орлова о том, что система саногенного мышления согласуется с любыми

психотерапевтическими подходами и направлениями, приобретают новый смысл.  И в этом смысле можно утверждать, что Ю.М.Орлов обозначил перспективы развития современной психотерапии.

Это не научная статья. И не биография Юрия Михайловича Орлова. С биографией Ю.М.Орлова  (16 апреля 1928 г.-11 сентября 2000 г.) можно ознакомиться   

Я расскажу здесь немного о личности и индивидуальности Юрия Михайловича. Восполню хотя бы частично серьезный пробел в жизнеописании великого человека.

Я часто думаю, как удивительно мне повезло в дружбе с таким человеком, как Юрий Михайлович Орлов. Вначале я познакомилась с его книгами – «Самопознание и самовоспитание характера» (1987 г.), - будучи студенткой, и «Восхождение к индивидуальности» (1991 г.),  - едва приступив к профессиональной деятельности в качестве ассистента кафедры психологии.

Тогда-то и определились в первом приближении мои профессиональные предпочтения. В 1994 году

я впервые услышала, как говорит Ю.М.Орлов - на заседании диссертационного совета Исследовательского центра проблем управления качеством подготовки специалистов.