УДИВЛЕНИЕ ОТКРЫТИЯ НОВОГО


Удивление и сомнение – гностические эмоции. Названы они так потому, что всегда сопровождают процессы познания. Эти эмоции являются пусковыми стимулами процесса мышления.


Модальность оценки человеком собственной компетентности – условие актуализации соответствующего этой модальности содержательного наполнения и направления последовательности возникновения/рождения суждений и умозаключений, отражающей процессуальную динамику мышления.


Стыд блокирует возможность актуализации положительной модальности гностических эмоций. Удивление и сомнение порой бывают и неприятными.


В аристотелевском смысле стыд определяется как страх дурной славы. Этот страх и делает невозможной познавательную активность человека в открытии неизвестного.


Человек бывает слишком озабочен боязнью негативной оценки окружающими его некомпетентности. Поэтому факт признания собственного незнакомства с тем или иным предметом зачастую остается несостоявшимся.


Вдруг подумают, что я глупее них?! Этот вопрос настолько привычным становится, что человек попросту перестает его осознавать. Вот пример неосознаваемого регулятора собственной познавательной пассивности. Многие вопросы так и остаются не проясненными для индивидуального сознания.


Страшно бывает признать, что ты чего-то не знаешь. Если успеваешь осознать предмет этого страха и факт его переживания, шанс узнать все же есть. Ну а на нет и суда нет. Вопрос остается без осмысления. Число степеней собственной несвободы возрастает на эту единицу.


В социальной психологии есть понятие плюралистического неведения. Проявляется этот феномен в условиях группового обсуждения чего бы то ни было. В чем именно? В том, что никто из членов этой группы не задает вопроса с целью прояснения непонятного нюанса обсуждаемого вопроса: каждый ошибочно думает, что все кроме него все понимают. Почему вопрос остается в этих условиях незаданным? По причине, как водится, психологической. Не хочет никто показаться глупее других и, не дай Бог, получить от этих других отрицательную оценку. Страх дурной славы, однако, серьезное препятствие пониманию людьми друг друга.


Откуда берется страх сей? Источники различные можно назвать с учетом ракурса анализа. Выберем для примера онтогенетичскую обусловленность природы возникновения такого страха. Разъясним эту «сову» онтогенетически. Помните булгаковского Шарика с его намерением разъяснить по непонятным причинам ненавистную ему сову?


Вспомним с этой целью цепочку возрастных результатов благоприятного и неблагоприятного психосоциального развития по Э.Эриксону.

Базовое доверие/недоверие к миру – первый год жизни человека. Автономия/стыд – от 1 года до 3 лет. Инициативность/чувство вины – от 3 до 6 лет. Достижения и трудолюбие/некомпетентность – 6-12 лет Эгоидентичность/диффузия идентичности – 12-19 лет. Интимность/изоляция – 19-26 лет. Продуктивность/застой – от 26 до 64 лет. Эгоинтеграция/разочарование в жизни – после 64 лет.

Привожу здесь намеренно всю цепочку, хотя для осмысления темы здесь нам вполне достаточно связи между инициативностью и достижениями. Вся цепочка позволяет поразмышлять о предпосылках и перспективах динамики возможных изменений ресурсов психики в отношении рассматриваемой связи.


Дефицит инициативности порождает страх собственной некомпетентности, боязнь признать факт собственного незнания чего-либо. Этот страх и блокирует актуализацию удивления при встрече с этим самым незнаемым. Пока – неизвестным. Или и впредь остающимся неизвестным. Это – по индивидуальному выбору.


А если вынести за скобки этот страх, как будто человек уже научился его угашать? Как в математическом уравнении. Здесь поставим метку: необходимость психотерапии для оздоровления отношения к неизвестному, для научения здоровому отношению к возможной ошибке или неудаче.


Так вот, если мы это сделаем, человек окажется способен удивиться неизвестному при встрече с ним. Потому что он не боится осуждения в случае обнаружения и предъявления своего удивления окружающим.

Отсутствие такой боязни базируется на имеющейся внутренне непротиворечивой системе знаний. Условием синергетичности собственной системы знаний является ее постоянное пополнение, побуждаемое ненасыщаемой потребностью узнавать новое, возрастающим интересом к встрече с неизвестным, порождением пристрастно положительного отношения к открываемому неизвестному. Положительное подкрепление этого процесса удовольствием создает возможность перехода количества в качество. На каком-то этапе накопленные знания, объем усвоенного ранее субъективно неизвестного становится устойчивым ресурсом открытия нового.


В этом случае человек уверен в достаточности своей компетентности для признания факта своего незнакомства с удивившим его феноменом или нюансом.


Таким образом, способность удивляться при осознании собственной достаточной предметной компетентности для осмысления неизвестного выступает основой психологической готовности к открытию нового.

Далее хорошо бы рассмотреть справедливость такой постановки вопроса применительно к конкретике какого-нибудь неизвестного. Да еще с учетом эмоциональной окрашенности оценок.


Продолжение следует.


Наталья Бакшаева