ТВОРЧЕСТВО – ЗДОРОВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ПОДРАЖАТЕЛЬСТВУ


Кто из нас не подражал кому-либо в чем-либо! Подростки украшают стены своей комнаты с изображениями кумира, на него и стараются во всем походить. Копируют внешность, манеру говорить, танцевать, петь и многое другое. Человек взрослеет, появляются иные модели для подражания. На определенном этапе развития личности привлекательность похожести подвергается сомнению, и выбираются иные ориентиры для самоосуществления.


Ценностью для человека в зрелый период его жизни (от 26 до 64 лет) становится продуктивность, создание нового. Здоровой альтернативой подражательству является творчество. Под творчеством понимаем отнюдь не только традиционно относимые к нему рисование, плетение бисером, или сочинение музыки.


Творчество – любая деятельность, или поведение, приводящие к созданию нового, непохожего на стереотипы, образцы и шаблоны, рождение отличающегося, продуцирование идей, образов. Все это закономерно меняет жизнь человека.


Сотворение нового меняет и самого сотворившего это новое. Тем заметнее эти перемены, чем глубже содержательность и ощутимее отличие (от предшествующего опыта) направленности динамики осмысления продуктов собственной активности.


Нет, подражательство не в самом механизме подражания заключено. Мы уже выяснили пользу подражания на этапе освоения новой для нас деятельности. И не в цитировании чьих-либо слов, но, к примеру, в приписывании себе того, что создано не нами.


И в зрелых периодах жизни возможно освоение новых видов деятельности или поведения. Например, в психотерапии человек учится управлять своими эмоциями, желаниями или поведением. Или можно постигать искусство танца, кулинарии, воспитания детей...


Рассмотрим вопрос на примере танцев. Немало проектов транслировалось по телевидению, в которых взрослые люди, состоявшиеся в своих профессиях, учились танцевать, и демонстрировали компетентному жюри свои достижения. Как подчеркивает Алла Сигалова, хореограф, актриса и профессор, танцуют сердцем, не ногами. Подражание мастеру в ходе научения движениям и их последовательности позволяет овладеть операционально-технической стороной танца, но не искусству танца. Танцуют сердцем.


Скажем, кто-то виртуозно включает мат в свою речь, тем самым повышая ее выразительность. Попытки повторить эту виртуозность выглядят грубыми и оскорбительными для окружающих.


Подражательство неуместно для мастера в любом деле, ибо тиражирование не является желательным продуктом мастерства. Индивидуальность мастера проявляется в неповторимости создаваемого им.


Создание нового возможно в любой человеческой активности. Нередко это самое новое выступает побочным продуктом деятельности или поведения. Что означает – побочным продуктом? Незапланированным, неожиданным для самого человека. Побочный продукт выходит за рамки запланированного целью прямого продукта деятельности.


Я.А.Пономарев писал, что побочный продукт, только будучи осознанным, становится механизмом развития творческой деятельности индивида. Итак, самого наличия побочного продукта для того, чтобы творчество состоялось, маловато. Надо еще и осознать, что там, в приросте, образовалось по завершении некоторого фрагмента или всего процесса совершенной деятельности.


С другой стороны, можно ли планировать сам процесс творчества? Как отличить творчество от подражательства? Каковы условия перехода от подражания к созданию и осознанию побочного продукта? Каковы отличия мотивационных линий подражательства и творчества? В чем различия последствий для индивидуального развития того и другого?


Все эти вопросы могут послужить основаниями выдвижения гипотез для психологических исследований.

Как принято в научных исследованиях, можно обратиться к существующим подходам в изучении означенной проблематики. Глубина знакомства с вопросом – подходящий ресурс для исследователя в любой области.


Подражание, как мы уже знаем, есть механизм научения, совершенно необходимый на этапе освоения деятельности, постижения ее секретов, овладения ее операционально-технической стороной. Вспомним ученичество Страдивари. Где-то в декабрьских днях есть в нашей группе две публикации об этом.


Ученичество, говорил Амати, трудное дело, и не каждому дано. Страдивари это было дано. И он по ночам приходил в мастерскую, он много лет неустанно пытался разобраться в секретах создания непростой скрипки. Он изучал свойства древесины, он пробовал сочетать ее сорта в одном инструменте, он открыл закон создания гармонии извлекаемого звука при точно выверенных и многократно опробованных вариантах уникального сочетания различных древесных пород при единственно верном их расположении и совершенно определенных размерах и конфигурации. А древесина нужна была специальным образом обработанная – весьма дорогой материал даже для такого прославленного мастера, как Амати.


Таким образом, одна из причин неспособности к творчеству – недостаточное усердие в ученичестве. «Сделать хотел грозу, а получил козу... даром преподаватели время со мною тратили...», – слова этой песни знакомы всем.


Школьное обучение в нашей стране продолжается 10 или 11 лет. Вузовское – минимум 4 года. Во многих профессиях продолжаем учиться всю жизнь. Не случаен поэтому факт непростого поиска высококлассного специалиста в какой бы то ни было области. В этом контексте становится понятнее классификация разноуровневого мастерства представителей профессии. В любой профессии есть мастера и подмастерье, есть ремесленники, есть даже случайно заблудившиеся, и есть те, которые немного колдуны. Вот они-то и создают шедевры.


Стало быть, не только ученичество, но и мастерство – это трудное дело, и не каждому дано. Важнейшим условием мастерства является состоявшееся ученичество. Что означает – состоявшееся? При каких условиях можно фиксировать такой факт? Что нужно, кроме усердия в этом деле? Пожалуй, обучаемость – как показатель быстроты и качества усвоения нового. Список этот, конечно, не исчерпывается двумя составляющими.

Состоявшееся ученичество уже в своем процессе заключает смелость рождения нового. В таком ракурсе проблема соотношения подражательства и творчества вновь приобретает новые оттенки звучания.


Логично поэтому рассмотреть ресурсы психической организации человека, способного к ученичеству и впоследствии – к мастерству и продуктивности.


Уже в ученичестве не только подражание обеспечивает возрастание предметной компетентности. Тем более – в мастерстве. Здесь мы не станем раскрывать все механизмы научения. Сейчас нет такой задачи. Хотя, и эта тема может существенно продвинуть нас в понимании овладения мастерством.


Нам, однако, необходимо провести параллели ресурсов психологических и предпочитаемых человеком способов осуществления себя в отношении создания нового, либо фиксации на подражательстве, застревании в нем. Ключевой в этом отношении является обоснованная нами идея о степени раскрытия индивидуальности как психологическом ресурсе творчества.


Подражательство побуждается стремлением казаться кем-то, но не быть собою. Мотивацией творчества является стремление к познанию неизведанного, причем, не важно, объективно или субъективно неизвестного. В том смысле, что искомое вами новое знание может быть неизвестно только вам, либо быть пока вовсе никем не открытым. Но вам оно необходимо – совершенно – для решения конкретной задачи или проблемы. И опять, не важно, проблема ли это сугубо научная, хозяйственно-бытовая, любовная или деловая.


Ошибочно подменять познавательную мотивацию стремлением создать нечто оригинальное. Создание нового и оригинального – всегда продукт познания. Поэтому заблуждаются те, кто пытается получить отличающийся продукт, игнорируя необходимость приложения собственных усилий. Цена такого заблуждения – стирание собственной уникальности посредством хронических попыток повторить чужие творения.


Совершенно парадоксально, но факт: стремление к оригинальности рождает клонов.


«Цель творчества самоотдача, А не шумиха, не успех, Позорно ничего не знача, Быть притчей на устах у всех», – писал Б.Л.Пастернак.


Новое нельзя получить без усилий и затрат, его можно создать, применив собственные ресурсы – интеллектуальные, эмоциональные, характерологические – в процессе собственной деятельности и поведения. В результате эти собственные ресурсы приумножаются! Опять парадокс? Ничуть. Так происходит восхождение к индивидуальности.


Итак, с мотивацией творчества вроде бы разобрались – в той степени, чтобы отличить ее от мотивации подражательства. И мы вновь подошли к вопросу о самоотдаче в этом самом творчестве. Он не нов в нашей логике осмысления проблемы.


Что отдает человек в творчестве? То новое, которое открывает в своем познании. Если новое знание открыто, оно и может быть выражено в создаваемом новом продукте, тем самым, отдано. В самом деле, творчество, по определению, предполагает создание нового, уникального, оригинального, неповторимого.


Э.Эриксон к характеристикам благоприятного психосоциального развития в период средней зрелости (от 26 до 64 лет) относит создание человеком новых паттернов взаимодействия с другими людьми, новых ритуалов в общении с окружающими. Зрелая личность создает новые ритуалы, воспроизводит и развивает культуру.


Основой полноценного развития в каждом возрасте, по Э.Эриксону, является успешное прохождение кризисов предшествующих периодов жизненного цикла. Поэтому, продуктивность/творчество, согласно Эриксону, появляется на основе эгоидентичности, сложившейся в период ранней зрелости (от 19 до 26 лет). При диффузии идентичности (ролевом смешении) вместо творчества гарантирован застой.


Это возрастные особенности, обусловливающие выбор между творчеством и застоем. Одна из форм застоя – подражательство.


Индивидуальные особенности, будучи скопированными, обретают уродливые очертания. Немало карикатурных симулякров индивидуальности можем мы наблюдать в повседневности. Для подросткового возраста это почти нормально. Но не для периодов зрелости.


Помните портретные трансформации Дориана Грея, персонажа Оскара Уайльда? Поступки меняют портрет. Это реальность. И внешне проявляются изменения психологического порядка, являющиеся следствием и одновременно предпосылкой все новых поступков и действий, изменений в поведении и деятельности.


Подражательство – поведенческий признак не только зависти к чьим-либо успехам, но и страха быть собой настоящим, страха обнаружить свою несостоятельность или некомпетентность, стремления к репродуцированию привлекательных успехов других.


Вот ведь, нелогичность какая, в поведении человека порой проявляется! Казалось бы, человек осознает дефицит знаний, ну и вперед – к латанию дыр в компетентности.


Но не таков наш подражатель. Он легких путей не ищет. Или, наоборот, как ему кажется, находит более простое и подходящее ему решение: скрывать себя настоящего, копировать чужие варианты поведения и продукты деятельности.


А почему он выбирает заведомо ошибочную тактику? Да потому, что решение, принятое на фоне возбужденных эмоций не опиралось на логику мышления. Возбужденные эмоции блокируют мышление в его конструктивной активности.


Итак, подведем итоги.


• Создание нового в деятельности, в поведении, в жизни – здоровая альтернатива стремлению репродуктивно повторять идеи и результаты творческой активности других людей.


• Творчество – суть – условие раскрытия индивидуальности.


• Индивидуальность проявляется в неповторимости исполнения и преобразования сформированных в индивидуальном опыте деятельности и поведения.


• Индивидуальности, как произведения искусства, неповторимы, потому и ценны. И это не вполне метафора.


• В самом деле, каждое открытое и/или усвоенное нами новое знание – шаг к повышению степеней психологической свободы, к раскрытию собственной индивидуальности.


• Индивидуальность – произведение искусства ее обладателя.


Наталья Бакшаева