АТРИБУТИВНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ


Эмоциональная оценка поведения других людей обычно искажает понимание их мотивов, что приводит к изменению межличностных отношений. Искажения происходят по-разному: иногда в сторону идеализации и неоправданных безосновательных восхищений, и даже влюбленности (с последующим «влипанием» в ненужные близкие отношения по причине их дисфункциональности), а иногда – и разочарований, свержения идолов и краха идеалов, страхам, гневу или ненависти. Любой расклад будет сюрпризом для автора ошибочных атрибуций. «О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух, и опыт – сын ошибок трудных…»! Трудные ошибки совершают все, их избежать еще никому не удавалось, и не удастся – к гадалке не ходи. Опыт извлекают все по-разному. От чего это зависит? От черпака, естественно. То есть как это, от какого! От того самого, которым опыт вычерпываем. Умственные привычки, как и поведенческие – продукт научения. О некоторых видах и механизмах научения скажу, хотя б отчасти.


«О, если бы я только мог

Хотя отчасти,

Я написал бы восемь строк

О свойствах страсти.


О беззаконьях, о грехах,

Бегах, погонях,

Нечаянностях впопыхах,

Локтях, ладонях.


Я вывел бы ее закон,

Ее начало,

И повторял ее имен

Инициалы…»



Вот это мы и попробуем с вами сделать – рассмотреть свойства страсти. А точнее – выяснить, как порождается пристрастное отношение к кому-либо. В самом деле, как мы порождаем пристрастность? Как мы её закрепляем в своем опыте? Как сохраняем и преумножаем? Ну, а как воспроизводим и выражаем, это особая тема. О ней уж говорили, вроде бы. И в темах про любовь, и про гнев, и про зависть с гордостью…


Проблемы атрибуции – причинного объяснения поведения людей – мы не раз обсуждали уже, хотя бы в нескольких предшествующих публикациях («Судьба», к примеру). С такими объяснениями всегда связана и эмоциональная оценка наблюдаемого поведения других людей, да и собственного поведения тоже. В социальной психологии выявлен феномен фундаментальной ошибки атрибуции в 1977 году Л.Россом. Заключается эта ошибка в неверной трактовке соотношения ситуационных и личностных детерминант социального поведения. Как показывают результаты наших исследований, феномен фундаментальной ошибки атрибуции не вполне достаточен для описания ошибок в объяснении причин поведения – собственного и других людей. Ошибки атрибуции проявляются отнюдь не только в преувеличении/преуменьшении ситуационных и личностных диспозиций в выстраивании интерпретационных причинных схем социального поведения. Такие ошибки имеют содержательные характеристики, проявляющиеся в неадекватном толковании мотивации действующего лица, его мыслей, в непонимании сущности его предпочтений, черт характера, модальности его отношения к наблюдателю и мн. др.


В результате ошибочных интерпретаций наблюдатели нередко сами создают себе стресс, который и переживают – порой хронически. Ошибки имеют обыкновение накапливаться, обеспечивая тем самым кумулятивный эффект. Вместе с этой кумулятивностью (ошибок в объяснении поведения) имеет место и суммация эмоций наблюдателя-интерпретатора: к каждой новой обиде, к примеру, присоединяются все обиды из его прошлого опыта. Поэтому обидчивые люди обижаются значительно интенсивнее, дольше и чаще других. Сами они, естественно, остаются в несчАстливом неведении относительно такой своей особенности. Они как раз считают, что именно окружающие их люди на редкость недостойны, подлы, злобны или агрессивны. Поэтому чтобы разобраться в специфике интерпретаций имеет смысл говорить не только о фундаментальной ошибке атрибуции, но об атрибутивных искажениях, проявляющихся, прежде всего, в неадекватной, ложной интерпретации мотивов действующего лица, чье поведение становится предметом восприятия и интерпретации.


Одним из механизмов атрибутивных искажений является проекция – приписывание действующему лицу наблюдателем своих мотивов. Это одна из функций социальных установок – функция эго-защиты: лучше думать плохо об окружающих, нежели о себе. Иллюзия защиты, конечно. Вслед за проецированием своих мотивов на другого человека у интерпретатора актуализируется отрицательная оценка этих самых мотивов. Отрицательная эмоциональная модальность интерпретаций наблюдаемого поведения связана с преувеличением/преуменьшением динамических характеристик мотивов действующего лица и с искажением их содержательного наполнения. Таким образом, атрибутивные искажения проявляются в ошибочном толковании динамических и содержательных характеристик мотивации действующего лица. Усиливает эффект эмоционально пристрастное отношение к поведению действующего лица. Порождение эмоционально пристрастного отношения – один из механизмов развития мотивов, описанный В.К.Вилюнасом. Как только такое отношение актуализируется, мотивы приходят в движение: появляются новые и усиливаются, ослабевают, исчезают или трансформируются имевшие место ранее.


Люди с комплексной негативной оценкой своей личности всегда обидчивы. Негативное отношение к себе осознавать очень неприятно (обидчивому – многократно сильнее), поэтому оно переносится на другого/других. Отрицательная (неосознаваемая, естественно) оценка своей личности наблюдателя проецируется на действующее лицо. Проще говоря, наблюдатель переносит собственное комплексное негативное отношение к себе на обидчика. Перенос – еще один защитный механизм психики, объясняющий атрибутивные искажения.


Если в вашем окружении есть человек, негативно отзывающийся о большинстве окружающих, вы, пожалуй, не раз чувствовали себя перед ним виноватым по причине его бесконечных обид. Возможно, вы и гневались на него нередко, поскольку он не только обижался на вас, но и заражал вас своим гневом – в ваш же адрес. Обида часто трансформируется в гнев. Защита такая. Вслед за выраженным гневом человек часто переживает вину и стыд за то, как он выражал свой гнев. Далее, как правило, возникает страх. Не всегда, конечно. Но в тех случаях, когда вина и стыд не пережиты в полной мере, но вытеснены или подавлены, обязательно. Страх чего? Вновь быть обиженным, к примеру. Или страх наказания – лишением любви, отвержением, осуждением, оскорблением – за гневные импульсы. Страх, кстати, может возникать и непосредственно после вины или стыда – сразу. Страх вины или стыда. Если на вас обиделись, и сильно, да еще неоднократно, вы будете бояться, что на вас вновь ненароком обидятся.


Итак, динамика такова: обида – гнев – вина и стыд – страх. Таким вот образом порождается эмоционально пристрастное отношение отрицательной модальности – к наблюдаемому поведению действующего лица, и к нему самому, это уж как водится. Причем, это происходит и при условии, если ранее (до этого эпизода) к действующему лицу у наблюдателя было нейтральное или положительное отношение. Какова причина такой перемены в отношении наблюдателя-интерпретатора? Отрицательное неосознаваемое отношение к себе – комплекс неполноценности. Мы помним, что для примера взяли именно этот случай.


Мы рассмотрели пока в качестве механизма атрибутивных искажений проекцию, отчасти тронули и перенос. Можно также проанализировать и механизм регресса – возврат к более ранним периодам в собственном психическом развитии. Это тоже защитный механизм психики. Регресс также способствует ошибкам в атрибутивных схемах. В экспериментах Ф.Зимбардо присутствовал такой эпизод. Он обычно давал задание студентам на выходные – выстроить самостоятельно какую-либо экспериментальную ситуацию. Так вот, несколько сокурсников поехали на пару дней в дом к родителям одного из них, где и реализовали свой замысел. А замысел был такой. Двое сидят в подвале – они заключенные. А другая парочка – надзиратели. Разругались по-настоящему. Взаимным обидам и обвинениям не было конца. Зато дружба кончилась. Внезапно. И психологи не сумели помирить эту дружную в прошлом компанию. Приписывание друг другу агрессивных установок породило эмоционально пристрастное отношение отрицательной модальности. Именно эта студенческая экспериментальная зарисовка с драматическим финалом и стала основой для замысла более масштабной программы исследования, которая хоть и стала впоследствии хрестоматийной, но завершилась не менее драматично. Об этом, с вашего позволения, я не стану здесь и сейчас рассказывать в подробностях. Это – в хрестоматиях. В частности, у Э.Пайнс и К.Маслач – в практикуме по социальной психологии – можно прочесть статью Ф.Зимбардо.


Теперь, к вопросу о научении. Как мы научаемся привычкам – поведенческим, умственным? Как усваиваем предрасположения – социальные установки? Ф.Оллпорт определил социальные установки именно как усвоенные предрасположения. У каждого из нас их навалом. Усвоенные предрасположения судить о чем бы то ни было. Продукт научения. Ведь не рождаемся мы с готовыми социальными установками. Мы им научаемся. Где? Как? У кого? Частично о таком научении выше уж сказано – применительно к взаимосвязи эмоций и механизмам защиты психики. Есть все же нужда назвать и виды научения. А именно – условно-рефлекторное и оперантное. Два вида есть условных рефлексов: классические (павловские) и инструментальные или оперантные (скиннеровские).


Условные рефлексы классического типа осуществляются таким образом. Два стимула действуют одновременно, причем, один из них вызывает специфическую реакцию, другой нейтрален. Если сочетание этих стимулов повторяется некоторое количество раз, то нейтральный стимул обретает способность вызывать ту же реакцию, что и первый. Экстраполяция такая своеобразная имеет место. Скажем, ваш знакомый часто сочетается в вашем восприятии с чем-то приятным – одновременно. Это ли не основа для аттракции! Аттракция – возникновение и усиление положительного отношения (симпатии, дружеских чувств, любви). Кстати, это основание для целого ряда гипотез о любви.


Инструментальные условные рефлексы формируются несколько иначе. Вначале некто производит некое действие или движение, затем оно подкрепляется – позитивно или негативно. Роль такого подкрепления в рассматриваемом нами контексте выполняет эмоционально пристрастное отношение. К примеру, эмоциональная оценка наблюдаемого поведения. Допустим, обида. Далее – гнев, вина, стыд, страх. Готово дело. Социальная установка сформирована. Иногда даже повторения не нужно. С первого раза усвоено предрасположение. И вот вы уже боитесь определенного человека. Вы боитесь его обидеть, испытать вину перед ним; боитесь его гнева или своего гнева в его адрес; отвержения, лишения любви, далее везде. Для верности, однако, можете рассмотреть повторяющуюся ситуацию, сценарий жизненный (как сказал бы Э.Берн). Изо дня в день некто обижается на вас. Тирания вины поистине ужасна, особенно для детей. Они растут в страхе не угодить родителям, не соответствовать их ожиданиям. И вырастают ненавидящими свою мать, к примеру. Как И.Ялом, который боялся и ненавидел свою «властную толстую мать» (см. его кн. «Мамочка и смысл жизни»). Немало снято художественных фильмов и написано книг с означенным сюжетом. Близкие люди кошмарят друг друга обидами, гневом, стыдом, ревностью … Разомкнуть привычный круг может тот, кто захочет этому научиться, овладеть саногенной философией обыденной жизни.


Можно, конечно, прописать и другие виды и механизмы научения – научения привычке ошибаться в интерпретациях поведения. Однако, для раскрытия темы, вроде бы, достаточно?


Наталья Бакшаева.