ИЛЛЮЗИЯ КОМПЕТЕНТНОСТИ


Смешно, когда берутся рассуждать о чем-либо люди, не обладающие для этого необходимой компетентностью. При этом они, по обыкновению, убеждены в истинности своих сентенций, выраженных упрощенными формами, упрощенными до вульгаризмов, искажающих реальность до неузнаваемости. Все идет в ход: магические скачкИ, подмена понятий, неверная их трактовка (даром, что подмененных): мышление, не отягощенное необходимой системой понятий, всегда нездорОво. Иллюзия компетентности, помноженная на категоричность суждений, рождает коммуникативные барьеры и тупики. Каковы критерии необходимой и минимально достаточной системы понятий для осмысления какой-либо реальности? Главным, пожалуй, в этом отношении выступает адекватность понимания предмета рассуждений, это как минимум. Способность рождать суждения и умозаключения на основе имеющихся понятий как раз обеспечивает адекватность понимания. А вот глубина распознавания смысла – это уже зависит от уровня интеллектуальной организации индивида.


Понятия, суждения, умозаключения – формы логического мышления. Мышление в своем нормальном развитии к 15 годам достигает абстрактного уровня. Глубина распознавания смысла возрастает у всякого нормально развивающегося индивида. Психика – не статика, она – динамика. Как было доказано еще в 30-е годы прошлого столетия К.Коффкой, который первым среди ученых ввел в психологию принцип развития, необходимый для исследования психики. Этот принцип детально обосновал в своих трудах Л.С.Выготский. Подробно сейчас об этом не станем говорить, дабы не наскучить уважаемому читателю. Эти ремарки – для психологов, которые при желании могут углубиться в труды классиков с целью проверить и перепроверить справедливость излагаемого здесь и сейчас.


Множество слов, употребляемых нами в повседневности, имеют неоднозначные смыслы и значения. Академические словари – тому доказательство. Не всегда говорящий осведомлен о тонкостях значений употребляемой лексики. Не беда, если он открыт к познанию нового. В этом случае он просто расширяет свой словарь, постоянно пополняя свой ум новыми понятиями, прежде всего, научными. Научное мышление (один из критериев эмоционального здоровья) противостоит догмам, оно некатегорично по определению. Поверхностный, упрощенный вариант рассуждений всегда ошибочен, ибо не опирается на необходимую систему понятий. Если необходимые (для суждений и умозаключений) понятия не усвоены индивидом, мыслить ему нечем. Булгаковский Шариков великолепно иллюстрирует такой расклад: он не согласен априори. Он не понимает в принципе, о чем там пишут Энгельс с Каутским, и потому агрессивен. Непонимание, если фиксируется хоть краешком сознания индивида, вызывает привычную для этого индивида активность, типичную для него в аналогичных ситуациях. Привычка и умение добывать знания в таких ситуациях – ценный ресурс человека. Не все умеют и привычны к этому. Факт.


Упрощенность, поверхностность, водомерочность* интеллектуальной организации сегодня весьма широко распространены. Интеллектуальная сегментация общества всегда была, конечно. Причем, повсюду. Само по себе это вполне нормальное социальное явление. Тенденция к возрастанию масштабов процесса (интеллектуального расслоения общества) и перерастания его в серьезную социальную проблему актуализировалась с началом реформирования системы образования (присоединение России к Болонскому процессу состоялось в сентябре 2003 года) и продолжает усугубляться в настоящее время.


Предполагалось, что основные цели Болонского процесса должны были быть достигнуты к 2010 году. Какие цели? Сближение и гармонизация систем образования стран Европы. Создание единого европейского пространства высшего образования. Развитие мобильности граждан с возможностью трудоустройства. Укрепление интеллектуального, культурного, социального и научно-технического потенциала Европы. Повышение престижности в мире европейской высшей школы. Обеспечение конкурентоспособности европейских вузов. Достижение совместимости национальных систем образования. Повышение качества образования. Повышение роли университетов в развитии европейских культурных ценностей (университеты рассматриваются как носители европейского сознания). Красиво, не правда ли!


Негативные последствия Болонского процесса уже оценили в странах-участницах. Стандартизация учебного процесса немедленно снизила его качество – повсеместно (не только в России). Полным ходом дает о себе знать путаница с учебными программами и планами. Сокращается количество часов на аудиторные занятия, содержание обучения упрощается, и никакая методика преподавания не в силах компенсировать эти бреши. Дыры в содержании образовательного процесса порождают дыры в осваиваемой студентами учебной информации. Количество переходит в качество. Проблема интеграции российского образования в Болонский процесс, по оценкам экспертов образования, во многом обусловлена недостаточной информированностью должностных лиц (!) и о текущем положении в российском и европейском образовании, и о целях Болонского процесса.

Подробнее о Болонском процессе: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/815709…


*О водомерочном мышлении (термин – мой) есть несколько публикаций на нашем сайте, например от 15 ноября 2016 г. Это понятие фиксирует определенную привычную специфику мышления. Главное отличительное свойство водомерочного мышления – его поверхностность. «Водомерка» скользит над смысловым богатством текста, не в силах преодолеть силы его поверхностного натяжения. Патогенность такого мышления в категоричности и догматизме. Оно антинаучно или околонаучно по определению. Здоровая альтернатива – мышление саногенное, позволяющее вычерпывать все больше смыслов из когнитивной наполненности текста по мере углубления понимания его содержания.


Сегодня мы сталкиваемся с невозможностью дать высшее образование тем, кто за ним пришел. В вузы сегодня не поступают, туда записываются. Как в детский сад. Отчего же невозможно дать образование? По причине психологической неготовности абитуриентов к высшему образованию. Не обо всех речь, естественно. Интеллектуальное расслоение имеет место и в среде студентов. Психологическая готовность к школьному обучению включает готовность интеллектуальную, мотивационную и поведенческую. Экстраполируя такую структуру на готовность к высшему образованию, несколько раскроем ее содержание. Интеллектуальная готовность предполагает сформированность научного мышления, абстрактного уровня мышления, способности к содержательному обобщению, тренированность аналитических способностей, гипотетико-дедуктивной логики. Мотивационная готовность включает отнюдь не только получение диплома, но, прежде всего, стремление к познанию, овладению профессией. Поведенческая готовность предполагает, как минимум, социально приемлемые модели поведения, умение вести себя в соответствии с моральными нормами. Это как минимум.


Что в реальности? Не редкость сегодня в вузе «студент» с недостатком социальной нормативности. Примеры? Имя им легион. Приведу не самые крайние, дабы не пугать почтенную публику. В аудитории во время лекции можно видеть жующих студентов на протяжении всей пары, а то и двух пар подряд. После перекуса то здесь, то там кто-то осуществляет изыскательские раскопки в зубах – не подумайте, что с помощью зубочистки (пальцы на что!). Практически постоянно кто-то входит, кто-то выходит из аудитории, на ходу нередко, надевают/снимают верхнюю одежду, чисто как в трамвае! Куда ходят? Полюбопытствовала раз несколько. Поразмяться, пройтись, потому что утомились. Покурить. Чаю выпить в буфете. В туалет (на переменах-то многие туда идут – это мое предположение). Позвонить (дело-то житейское!). Кто-то лицо свое массажирует. Выражение этого самого лица при этом весьма далеко от интеллектуальной включенности в содержание лекции. Кто-то рисует кому-то на руке нечто – не иначе схематизирует будущую татуировку, иль планы на вечер чиркает.


Процентов 10 присутствующих сосредоточенно строчат что-то в своих телефонах. Я как-то спросила, ответили, что лекцию в телефон записывают. Поди, проверь… Может, и впрямь на тетрадях экономят: айфоны-то дорогие нынче. Кто-то сидит в шапке, натянутой до бровей, кто-то в капюшоне на манер ку-клус-клана, кто-то в шарф упаковался сродни египетской мумии (в аудитории +25). Однажды молодой человек пришел в трусах в цветочек на экзамен, при этом, стоя рядом с профессором, постоянно и со скрипом почесывался под этими самыми цветочками. Может быть, он покупал эти самые трусы как шорты, может быть. Но это совершенно точно неподходящая экипировка для явления в вуз. Про тенденции в габитарном имидже студентов можно отдельную тему дать.


Иногда затеваю разговор на тему культуры поведения. Напоминаю правила, моральные нормы. Некоторые – верят. Многие удивляются: действительно не знали. Встречаются и агрессивные реакции сродни «Что-то вы, папаша, меня больно утесняете!». Вариации разные, но суть все та же, узнаваемая. Иногда рассказываю о том, какие нормы царили в мою студенческую пору. Слушают внимательно, лица изумленные и напряженные одновременно, силятся представить. У некоторых получается. Так что там мы говорили о поведенческой компоненте психологической готовности к школьному обучению 7-летнего ребенка? Должен уметь урок цельный высидеть, не отлучаясь из класса, а если в туалет потребовалось, поднять руку, спросить разрешения учителя. Есть и другие правила. Сегодня на эту тему по возрастной психологии (о готовности к школьному обучению) требуется раза в три больше времени, нежели до 2003 года: для ознакомления студентов с нормами поведения ребенка в школе. А ведь у многих студентов есть дети. Связь поколений прервалась?


О мотивационной составляющей готовности немалой доли студентов к вузовскому образованию красноречиво свидетельствуют журналы посещаемости: от 20 до 50% студентов некоторых групп либо вообще не ходят на занятия, либо изредка забредают в аудиторию, порой – на одну пару (на большее ресурса не хватает). Или, скажем, подготовка к семинару – домашнее задание. В лучшем случае подготовленными (хотя б отчасти) приходят человек 5 из 50. Иногда – только один студент выполнит домашнее задание. Бывает, что при словах «сегодня семинар», удивление (неподдельное!) у всех. То есть, из аудитории вышли, и забыли немедленно. Выполнение домашнего задания вовсе не является правилом для большей части студентов негосударственных вузов. В государственных вузах ситуация несколько лучше, но именно – несколько. Да, там готовятся к семинару все, или почти все. Вопрос – как! Качество усвоения учебной информации студентами вызывает желание, как говорит одна моя коллега, «обнять и плакать»! Это уже – о когнитивной (или интеллектуальной) готовности к обучению.


Когнитивные ресурсы обучающихся, пожалуй, самая большая проблема системы образования сегодня. На всех уровнях этой системы, включая дошкольное, школьное, профессиональное (вузы, колледжи), послевузовское (система повышения квалификации, аспирантура) и дополнительное образование. Рассмотрим на примере способности к содержательному обобщению. Что это такое – содержательное обобщение? Это операция мышления – теоретического его уровня, формируемая у школьников к 15 годам, при условии нормального психического развития.


В.В.Давыдов, автор теории содержательного обобщения, определяет это понятие как выявление исходных, внутренних, генетических (от слова «генезис») связей между сравниваемыми объектами или явлениями путем мысленного или реального преобразования этих объектов или явлений. Мысленное преобразование этих объектов (допустим, нескольких точек зрения) предполагает их анализ, синтез, анализ через синтез (есть и такая умственная операция), сравнение, классификацию и др. Если эти операции не тренировались в предшествующем школьном образовании, если сензитивный период пропущен, способность к содержательному обобщению не развита. По данным А.К.Осницкого, только 10% современных студентов вписываются в возрастные нормы при выполнении тестов на интеллект. Содержание вузовского образования не может быть усвоено при таком раскладе 90 % студентов. Что и происходит. Изучаемая в вузе феноменология зачастую остается за пределами понимания обучающихся.

Многие студенты не умеют делать выводы, формулировать адекватные умозаключения. Они в принципе не понимают задания: содержательно обобщить какие-либо позиции. Пример? Курсовые и дипломные работы, рефераты – эти жанры требуют именно содержательного обобщения подходов, направлений, теорий и концепций. Многие ли студенты сегодня выполняют эти работы самостоятельно? Интернет на что! И школьники, и студенты скачивают тексты целиком или компилируют их как мозаику из скачанных фрагментов, зачастую никак логически не связанных между собой. Компиляция, даже если корректно выполнена, ничего нового не дает – по определению. Конспект от реферата многие студенты не отличают. Домашнее задание – выполнить конспект объемом в 20 страниц вгоняет некоторых студентов в состояние, близкое к трансу, или столбняку, других повергает в неконтролируемый приступ агрессивного сопротивления. Справедливости ради отмечу, прямая активная агрессия студентов – встречается все же значительно реже, нежели обычная (теперь уже) недостаточность социальной нормативности.


Итак, что делать, и кто виноват? Куда ж без классических для нашего менталитета вопросов! Ситуация сложилась в нашем образовании, прямо скажем, предреволюционная. «Верхи не могут, низы не хотят». Кстати, эту фразу современные студенты не распознают как известную им. Должностные лица, как отмечают эксперты образования, не в курсе, какова ситуация в отечественном и зарубежном образовании, не ведают они и целей Болонского процесса. Но руководят. А это, как известно, лучший способ развалить любое дело. Это – объективная реальность: «верхи не могут». «Низы» – непосредственные участники образовательного процесса (педагоги, школьники, студенты) – и не могут, и не хотят. Преподаватели не могут дать образования (об этом – выше, хотя и пунктирно), школьники и студенты не хотят его брать (у них другая мотивация, внешняя по отношению к процессу познания).


У нас такая предреволюционная ситуация в кубе получается. Нормальный расклад для второго десятилетия века в контексте исторического процесса. Виноватых искать не станем. Бытие определяет сознание. Это историческое изречение философского содержания студенты тоже не знают. А я, наивная, хотела предложить им порассуждать, в какой степени они с нею могут согласиться или оспорить, означив для интеллектуального драйва иной полюс «сознание определяет бытие». Трансформация образовательной системы в результате ее реформирования закономерно продуцирует незапланированный дефицит компетентности и поверхностность/водомерочность интеллектуальной организации выпускаемых вузами представителей профессий.


Тема неисчерпаема. Клондайк для теоретиков образования, психологов, педагогов, социологов, философов и, главное, – для всех участников образовательного процесса. Поиск виноватых, как уже отмечено выше, тупиковый путь. Потому, если кто чего на свой счет принял, и обиделся или оскорбился (цель данной темы иная!), загляните в соответствующие наши публикации – с обидой как разбираться, мы уже много писали. Не удается самостоятельно – милости просим, в следующую группу саногенного мышления или на индивидуальные консультации.


Наталья Бакшаева