СУБЪЕКТИВНОСТЬ, ОБЪЕКТИВНАЯ ИСТИНА И НЕЗДОРОВЬЕ


Людям свойственно путать субъективное видение реальности с самой реальностью. В своем стремлении доказать объективность своей точки зрения человек подменяет реальный объект познания на фантастический, выдавая свою интерпретацию действительности за саму действительность. Пока человек существует, он находится в процессе становления, – пишет С.Кьеркегор. И этот процесс становления – суть познание. Когда человек забывает о том, что он по определению является субъектом познания, он немедленно превращает истину в объект, невозможный для собственного познания, а себя – в фантастическое нечто (по определению С.Кьеркегора), неспособное к познанию в принципе.


Во вчерашней публикации под названием «Мы выбираем, нас выбирают» имени С.Кьеркегора коснулись. Так будем последовательны, чуть приоткроем страницы и его книги. Точнее, одной из книг этого философа. Ниже я привожу фрагмент из книги С.Кьеркегора «Заключительное ненаучное послесловие к «Философским крохам», иллюстрирующий отчасти процесс познания.

************************************************************

«Не является ли отсутствие внутреннего также своего рода сумасшествием? Объективная истина как таковая еще вовсе не решает, что тот, кто ее высказывает, пребывает в здравом уме; напротив, она может даже выдать то обстоятельство, что человек совершенно безумен, хотя все, что он говорит, вполне истинно и даже объективно истинно.


Позволю себе рассказать здесь один случай, к которому я совершенно ничего не добавлю от себя и который дошел до нас прямо из сумасшедшего дома. Некий пациент подобного заведения собирается сбежать и реально приводит свой план в действие, выпрыгнув из окна. Он оказывается в саду, принадлежащем этому же заведению, и ищет путь на свободу. И тут вдруг ему приходит в голову следующая мысль (должен ли я сказать, что он был достаточно умен или достаточно безумен для такой причудливой идеи?): «Когда ты доберешься до города, тебя опознают и, по всей вероятности, отправят обратно. Значит, тебе совершенно необходимо полностью убедить всех – с помощью объективной истины того, о чем ты говоришь, – что с твоим здравым рассудком все в порядке». Пока он идет, так размышляя о том, что ему надо сделать, он вдруг замечает на земле кегельный шар. Он поднимает его и прячет за подкладку фалды своего сюртука. И с каждым его шагом шар легонько бьет его, с вашего разрешения, по заднице, и всякий раз, когда он чувствует это, он восклицает: «Бум! Земля круглая».


Так он добирается до города и тотчас же идет навестить одного и друзей. Ему очень хочется убедить приятеля в том, что он отнюдь не сумасшедший, а потому он начинает ходить взад и вперед по комнате, постоянно приговаривая: «Бум! Земля круглая». Но разве земля не круглая? Разве сумасшедший дом требует от нас еще одного жертвоприношения ввиду такого утверждения – прямо как в те дни, когда все полагали, будто земля плоская как блин? И действительно ли безумен тот человек, который пытается доказать, что он вовсе не безумен, утверждая общепринятую истину, причем истину, которую все считают объективной? Однако как раз в силу всего этого врачу стало совершенно ясно, что пациент еще не излечился, хотя исцеление никак не могло сосредоточиться здесь на том, чтобы попытаться убедить его в том, что земля плоская. Однако отнюдь не все мы лекари, а требования времени существенно воздействуют на вопрос о безумии.

(…)


Субъективная рефлексия обращается внутрь, по направлению к субъективности, и в этом внутреннем углублении желает быть причастной истине, причем таким образом, чтобы совсем как прежде, когда субъективность исчезала по мере нарастания объективности, здесь именно субъективность постепенно становилась бы окончательным фактором, тогда как объективность начинала бы исчезать. Здесь мы ни на мгновение не забываем, что субъект является экзистирующим, а экзистировать – значит пребывать в становлении, а поэтому истина как тождество мышления и бытия есть всего лишь химера абстракции и по сути является лишь томлением по творчеству, – и это не потому, что истина не есть некое тождество, но потому, что познающий субъект является экзистирующим, и, значит, истина для него не может быть тождеством, пока он продолжает экзистировать» (Кьеркегор С. Заключительное ненаучное послесловие к «Философским крохам». – М. – 2012. – с. 191-193).

И вновь философия? Да. Нам нужна здоровая философия обыденной жизни. Где, как не в трудах философов искать обоснование стратегий психотерапии.


Наталья Бакшаева