ЭКСГИБИЦИОНИЗМ В СЕТИ


Эксгибиционизм – в принципе – представляет собой поведенческую реакцию гиперкомпенсации, направленную на привлечение к себе внимания путем обнажения интимности, на преодоление стыда в указанном отношении. Поскольку речь идет о реакции, резонно задаться вопросом, на что именно реагирует человек в своем стремлении обнажиться, представить публике нечто интимное (?). Причем, публике и незнакомой в том числе, большей частью – незнакомой. Опция в настройках конфиденциальности «доступно всем» говорит сама за себя. О конфиденциальности здесь говорить не приходится. На то они и сети – социальные. В них полно народу – самого разного. Социальные сети богаты как знакомыми, так и незнакомыми людьми, вниманию которых и осуществляется тот или иной продукт деятельности авторов самых разнообразных постов – текстовых, фотографических, далее везде.


О продуктах деятельности мы уже с вами говорили, причем не однажды. Сейчас в фокусе нашего внимания те из них, что содержат интимность напоказ. Вы уже догадались, что речь идет не об узком значении слова «эксгибиционизм», но о его расширительном понимании. Демонстрация половых органов – сегодня не наша тема. Это слишком узкий ее аспект, и очень специфический.


Суженное сознание, комплекс неполноценности, тревожность, раздражительность, подавление гнева, плавающая тревога – все это есть и у истинных эксгибиционистов. Равно и у тех, кто напоказ выставляет нечто иное – интимное. Интимное – такое личное, которое не предназначено для посторонних. Не для широкого круга. Возможно – для близких, да и то не всегда. Есть вещи, которые и близкими-то не очень востребованы. И потребность у здорового человека не возникает вываливать свою интимность на всеобщее обозрение. Контекст, конечно, многое объясняет. Или может многое объяснить. Вот как раз контекст и отсутствует во многих публикациях интимности в сети.


Итак, на что же реагирует индивид, выставляя свою интимность напоказ? Поскольку главной целью такого поведения является привлечение к себе внимания, логично предположить, что именно этого самого внимания ему и не хватает. Субъективно, разумеется. Потребности социального плана включают любовь, дружбу, признание, уважение. Это, как минимум. Почти все наши потребности являются социогенными. Что это означает? Социогенными (от слов «социум» и «генезис») являются те потребности, которые формируются, развиваются и актуализируются в процессе социализации.


Что есть социализация? Это усвоение социальных моделей поведения, норм, традиций, культуры общества в целом, Того общества, в котором и развивается индивид. Общество предъявляет к включенным в него индивидам определенные требования, писал Эрик Эриксон. И в каждом обществе эти ожидания относительно специфичны. Вот почему представителя одной культуры всегда можно отличить от носителя другой. Менталитет – особая тема, здесь мы ее едва коснемся. Что для одной культуры нормально, может не быть таковым для другой. Разные есть социокультурные нормы, традиции, экспектации (ожидания) и даже санкции за отклонение от таковых.


Какие потребности являются социогенными? Потребность в признании, в уважении, в любви, потребность достижения успеха, избегания неудач, доминирования, аффилиации (причастности), самовыражения потребность, самореализации, самоактуализации. Можно и мотивы дифференцировать. Ю.М.Орлов говорил так: все, что согласуется со словом «хочу», может быть самостоятельным мотивом. Сколько этих «хочу» фрустрировано в жизни среднестатистического человека! Так не каждый реагирует на фрустрацию обнажением интимности. Сублимация на что! Тут, стало быть, Фрейд вступает. Сублимировать не всяк горазд. Да и термин узковат, прямо скажем, для раскрытия темы нашей. Ибо, как писал отец психоанализа, сублимации подвергается фрустрированное либидо. Ну, конечно, и сексуальные влечения, будучи нереализованными, рождают эксгибиционизм – в расширительном значении слова. Однако, не только они. Зря что ли выше перечислено некоторое разнообразие потребностей, кричащих о своей неудовлетворенности посредством интимно-обнаженных публикаций завсегдатаев сетей. Социальных сетей.


Утрата интимного стыда – плата трансформированной личности, недоразвитой и не вполне созревшей индивидуальности, к которой чтобы взойти, ресурс эмоционального здоровья нужен и потенциал психологической свободы. За что платит эксгибиционист? За фрустрированные потребности. Им самим фрустрированные. Как так? Это уж совсем простая дедукция – в контексте наших предшествующих разговоров – в самых разных темах, так или иначе затрагивающих вопросы мотивации. Да вот, хоть «Условия ценности» – 28 декабря 2016 г.


Теперь – к вопросу о том, что, собственно, считать обнажением интимности, если не принимать в расчет чистый эксгибиционизм, в клиническом его понимании (?). Здесь в полный рост встает специфика апперцептивных процессов. Иными словами, как мы воспринимаем те или иные публикации, зависит от нашего опыта. Какого? Интеллектуального развития опыта, прежде всего, разумеется. Эмоциональной зрелости. Опыта эмоциональных отношений, степени их здоровья. Морального сознания – опыта. Опыта жизненного в целом. Культурного, конечно. От того, в какой мере мы усвоили этические правила, нормы и модели поведения, во многом зависит наше восприятие происходящего – где бы то ни было.


Дело вкуса, скажете вы? Не только, дамы и господа, не только. Понятие нормы мы куда с вами денем? И, как писал еще С.Кьеркегор, мера нормы, мера безумия (читай – нездоровья), обусловлена и тенденциями культурно-историческими. Всякая норма – продукт времени. Понятие нормы меняется. Сегодня нормой социальной становится эмоциональное нездоровье – по причине его распространенности. То же относится и к моральному сознанию, и к другим психологическим спецификам. Студентам я порой не в силах объяснить, почему их поведение нарушает этические шаблоны. Бывает, увы, такое. Сорокалетние (а то и старше) мужчины и женщины, отцы и матери, призванные априори быть образцами для своих подрастающих детей, сами не владеют элементарными основами этики поведения. Лицензировать надо материнство и отцовство. Некоторым взрослым и кошку доверить нельзя, не говоря уж о детях.


Ну, к примерам? Да вы и сами их приведете. Нет? Ладно, ладно, пару-тройку приведу. Фото себя спящего на простынях – в ленте новостей – обнажение интимности? Это – очевидность. Иногда она не столь буквальна, будучи представленной в текстовом описании. Но всегда заметна – при визуальной встрече. Почему? Уместность – вот критерий, сличение с которым позволяет осмыслить обсуждаемый вопрос. Впрочем, публика сегодня зачастую не слишком требовательна. И отсутствие отрицательной реакции – из лени ли, или из нежелания обидеть – принимается за одобрение.


При дефиците усвоенных моральных норм такое «одобрение» выступает подкреплением утраты интимного стыда. Меж тем, эта эмоция, как и всякая другая, способствует полноценному и благоприятному психическому развитию всякого человека. Еще примеры? А, пожалуйста! Бесконечные селфи – во всех видах и позах. Публике это, конечно, страшно интересно. О чем кричат такие селфи? Фото различных частей собственного тела на пляже. Вот снимки зубов своих еще пока не выкладывают. Так кириллин день не кончен!


Не только фото, разумеется, могут быть примерами обнажения интимности. Немало текстов с интимными подробностями жизни публикуется сегодня. Выставление напоказ подготовки к тому или иному личному празднику. Ключевое слово здесь – личному. Личные праздники, личные печали – все идет в ход. Ради красного словца на ярмарку выставляется все изобилие интимных подробностей и личных проблем. Торговля неликвидом. На ярмарку, на ярмарку!


Негодный товар – негодная плата. Сделки приводят и к незапланированным итогам. Что в остатке? Каждый – при своих? Отнюдь. Тут дополнительные приобретения – побочным продуктом. Неосознаваемые, как водится. Продавец приумножает свое нездоровье за счет публичного подкрепления своего предложения. Он – закономерным образом – в следующий раз еще большую порцию эксгибиционизма на-гора выдаст. И опять свою дозу социального (асоциального по сути) подкрепления получит. Подкрепляющее участливо-соболезнующее поведение покупателей меняют социально-культурные нормы в сторону от меры адекватности, подальше от нее. Случай далеко не единичный. Повторы – предопределены сделанным выбором. Дальше – больше. Больше интимности, больше неуместности – нездоровье растет и ширится в геометрической прогрессии. Что там Кьеркегор говорил о влиянии времени на меру безумия? Количество переходит в качество. Это закон.


Такое нарушение границ. Нарушение на границе контакта, сказал бы Ф.Перлз. Нарушение в ориентации (в ситуации, обстоятельствах, условиях, контексте – в которых разворачивается поведение). Отсюда и нарушение во взаимодействии. Причем, нарушения эти проявляются не только в сетевых публикациях. Просто в сети единственный доступный способ фиксации этих нарушений – публикации.


Где бы вы ни были, вы всегда в интимной зоне множества людей: вас приобщают к своей интимности, не спросив разрешения. То вы в спальне одного автора публикации, то в бассейне – с другим, то зудящую психическую реальность иль субъективную причинность третьего рассматриваете/постигаете. И если вы человек с нормально развитой психикой, вы не можете не испытывать отвращения в отношении множества случаев сетевого эксгибиционизма. Как знать, какая интимность ждет своего часа для завтрашнего обнажения в сети?


Ставим ли мы «лайки» подобным откровениям? Очень часто. Мотивация разная. Нередко – из сочувствия. Понятно же, что человек страдает и старается. Лайк из соболезнования решает разве проблему чрезмерно откровенного автора? Ему другая помощь требуется. Но он за нею обращаться не спешит. Почему? Причины разные. Молчаливое одобрение чрезмерно деликатной иль всеядно-толерантной публики стирает возможность сознавания необходимости обращения за помощью психологической.


Надеюсь, и вы пожелаете привести примеры своих наблюдений эксгибиционизма в сети.


Наталья Бакшаева